Comrades: что такое 90 км бегом?

Леонид Швецов - победитель Comrades

Я сам, начиная с 1991 года, то есть с 12 года своей легкоатлетической карьеры, всегда считал себя марафонцем — специалистом на дистанцию 42 км 195 м. Что такое марафон для легкоатлета? Это самая длиннющая дистанция, на которую замахиваются только отмороженные, только те, кто не может хорошо пробежать стадионные дистанции от 100 до 10 000 метров. Что же тогда говорить о более длинных дистанциях, тем более вдвое превышающих марафонскую.

Тем не менее, начиная со второй половины 90-х, когда ЮАР открылась после многолетнего бойкота и наши бегуны начали туда ездить и участвовать в ультрамарафоне Comrades, меня туда как-то подсознательно тянуло. При этом я продолжал идентифицировать себя именно как бегуна на 42 195, которому почти 90 км холмистой трассы Comrades может навредить. То есть я думал, что вот в будущем когда-то, ближе к возрасту 37-38 лет, надо это сделать.

Как я пробежал свой первый Comrades…

Однако реальность оказалась такова, что я вышел на старт этого без преувеличения сказать эпичного забега немного раньше – в 2001 году в 32 года в самой середине или, можно сказать, в расцвете своем марафонской карьеры. Тому способствовало несколько причин, а саму гонку я описал пару лет назад в статье «Как я бежал свой первый Comrades».

Сейчас хочу рассказать немного о другом, а начать этот рассказ с истории о моём четвёртом Комрадсе (2008 год), на старт которого я вышел в статусе победителя предыдущего года и рекордсмена трассы «вниз» (на Comrades соревнование проводится в одном направлении, каждый год меняясь на противоположное).

Конечно, многие, как и я сам, ожидали от меня второй победы, уж очень внушительным было моё преимущество перед остальными участниками годом ранее. Однако, это спорт, а не Голливуд, где всё непредсказуемо и очень часто не подчиняется законам шоу-бизнеса.

Comrades – это забег с самим собой

Как мне и предсказал мой товарищ по забегу и победитель Comrades-2006 Олег Харитонов, все местные и другие африканские бегуны, претендовавшие на призовые места, выстроились почти гуськом в группу, где бежал я и следовали (и следили) за моими действиями. Меня это нисколько не смущало, тем более, что я и тогда, и сейчас повторяю, что Comrades – это забег с самим собой.
Признаюсь, что моей целью и мечтой на этот забег были не только победа, но и установление рекорда трассы «вверх», что сделало бы меня одним из очень немногих бегунов, владевших одновременно обоими рекордами. Это стало более трудной задачей, чем годом ранее, потому что рекорд «вниз» до моего побития стоят более 20 лет, а «вверх» был более молодым рекордом, который в 1996 и 2000 г.г. побивали россиянин Дмитрий Гришин и белорус Владимир Котов. Причём Владимир славился очень сильными финишными километрами, то есть всегда выжимал максимум из своих возможностей.

Чтобы сократить потенциально длинный рассказ, перейду к последней трети дистанции. Собственно, интриги в плане борьбы с соперниками не случилось, все отстали окончательно после 3,5 часов бега и мне осталось почти два часа борьбы с собой и со временем, чтобы успешно завершить задуманное.

Я написал слова «борьбы с собой», но в реальности никогда не стоит рассматривать бег на длинные дистанции как борьбу. Любой, будь то соревнование или тренировка. Особенно, если ты наедине с собой. Конечно, когда решается вопрос, быть или не быть тебе на пьедестале почёта, то борьба занимает центральное место. Но когда позади 3,5 часа довольно быстрого бега (моя средняя скорость на том беге составила 3.44/км – это на 87 км-то!) остаётся ещё почти два часа, которые надо провести наедине с собой, то тут лучше найти примирение с ситуацией, чем бороться с ней.

И мне это во многом удалось. Я приветствовал зрителей, которые, кстати, поддерживают бегунов практически вдоль всей трассы, прессу на грузовике и судей (race marshals) на мотоциклах. Мой друг и секундант Ray de Vries следовал за мной на своём Jeep Wrangler по совершенно немыслимой для большинства траектории, так как езда по трассе забега запрещена. Его задачей было снабжать меня питанием по ходу бега и, что не менее важно, информацией о ходе моей борьбы за рекорд трассы. Вот это точно было борьбой, от которой я всё же не мог полностью отрешиться, ведь я же был на тот момент профессионалом, соревнующимся за славу и… призовые деньги, которые почти удваивались, установи я рекорд трассы.

«За Ольгу и за детей – возьми этот рекорд»!

Так вот если на протяжении 70 километров дистанции (Боже, неужели я пишу эти цифры в отношении бегущего это расстояние человека?) я немного опережал график рекорда, то удаляясь от него на 30-40 секунд, то приближаясь на 10-15. Но я почти никогда не был позади. Однако, за 10,5 км до финиша, у подножия известного всем участникам тяжелейшего подъёма Polly Shortts Рэй сообщил мне, что я отстаю на 5 секунд. Эмоции кипели, и он крикнул мне вдогонку “For Olga and the kids – get this record!” («За Ольгу и за детей – возьми этот рекорд»). Оля – это моя супруга, а детей у нас тогда было всего двое, но третий был уже на пути.

Это было одним из наилучших стимулов, хотя как вы помните, оставшиеся километры Вова (Котов) преодолел на максимуме своих возможностей. Дело в том, что тогда он остро соперничал с другим сильным бегуном Willie Mtolo, когда-то чемпионом самого Нью-Йоркского марафона. А мне предстояло бороться с секундомером в одиночку. Обескураживающе подействовал на меня также подъём Polly Shortts, который я преодолел со средней скоростью 4.15/км, что было существенно медленней целевой.

Хуже всего было то, что к концу Polly’s я почувствовал слабость, которая до этого не посещала мои мышцы. Но, о чудо!, спустя сто метров после его завершения пришло облегчение, и я снова смог опустив воображаемое забрало бегового Дон Кихота, копнуть глубже в свои возможности. Все оставшиеся 8,5 км пути изобиловали подъёмами и спусками. И на вершине каждого подъёма силы всё больше оставляли меня. На последнем километре дистанции все сопровождающие мотоциклы и судейские автомобили покинули трассу, и я бежал как в тоннеле, уже не замечая никого по сторонам дороги, находясь в полном неведении о том, насколько я близок или далёк от установления рекорда. И только вбежав на финишный стадион, я сопоставил оставшееся до финишной арки расстояние со временем на табло и понял: я в безопасности, а рекорд – мой! Последний километр дистанции – 3.36! Потом было много празднования, поздравлений и всяких приятностей.

А теперь главная мысль сегодняшнего повествования.

Что есть человеческие возможности? Кто-то может решить, что успешное преодоление такого испытания подвластно только суператлетам. Однако, хочу всех уверить, это не так. Уже немало написано о том, что мы сами ограничиваем свои возможности мысленными пределами. Между тем позади меня более 12 тысяч бегунов преодолели дистанцию. Может быть, им понадобились многие годы, чтобы подготовиться к этому?

Моя тренерская практика показала, что это не так. Несомненно, вряд ли возможно или разумно пытаться подготовиться к Comrades marathon за год. Но у меня лично и у Школы бега Welcome To Run, где я являюсь тренером групп подготовки к различным дистанциям, есть несколько учеников, прошедших путь от курса техники бега до подготовки к марафону/полумарафону до дистанции Comrades. Есть и такие, кто пришёл к нам уже состоявшимися марафонцами с целью успешно пробежать 90 южноафриканских километров. Таких у нас уже почти два десятка бегунов, некоторые пробежали его дважды в оба направления.

Ближе к дате старта многих из наших учеников начинают посещать сомнения о выполнимости этой задачи. Ведь максимальное расстояние, которое преодолевают ученики в процессе подготовки, не превышает длину классического марафона (42,2 км). И мне доставляет особенное удовольствие вселять в них надежду и уверенность в своих силах. Даже когда по ходу бега появляются реальные сомнения в том, что возможно уложиться во временной лимит (а он установлен на отметке 12 часов!), наши ученики (и ученицы!) не сдавались и успешно финишировали несмотря на трудности. Мне неведомо, какие мотивашки каждый из наших учеников и других несколько тысяч бегунов подбирают себе для выхода на старт и завершения сей задачи, но они это делают.

Я привёл свой рассказ выше, потому что он – просто иллюстрация того, что может человек, если не будет ставить себе мысленные границы. Удивительность Comrades в том, что по отзывам людей, пробежавших его, именно сам факт, а точнее, процесс участия открыл в них это знание. Ведь по сути своей гораздо лучше учимся на собственном опыте, чем на опыте других. Как гласит пословица, лучше один раз увидеть (испытать), чем сто раз услышать.

Если у вас есть в активе 3-4 участия в марафонских забегах, так почему бы не попробовать себя в новом месте и в новой обстановке? Записывайтесь в группу!














Согласен с Политикой обработки персональных данных и условиями Оферты

Нет комментариев

Оставить комментарий

Введите данные:

Forgot your details?